ale38861847

Categories:

Операция по уничтожению баз душман в ущелье Луркох.

Недавно читая «Сломанный меч империи»
наткнулся на описание Калашниковым ущелья Луркох, в штурме которого, в 83 году участвовал и наш 650 ОРБ.
  Луркох – непроходимое нагромождение скал среди выжженной солнцем равнины. Басмачи превратили его в неприступную крепость, закутанную поясами минных полей, усеянную огневыми точками и бетонными укреплениями Следить за результатами налетов штурмовиков приехал генерал В.Хахалов. Там он и погиб, направив свой вертолет вглубь Луркоха после очередного налета. После этого войска взяли эту твердыню штурмом
Там Калашников также, много рассказал о» супер»оружии, которое использовали для уничтожения огневых точек противника и лазерные, суперточные ракеты и объемные бомбы, которые разносили оборону душман в пыль и прах, но во время операции в 83 году, ничего этого не видел, во время операции по захвату ущелья у нас было только стрелковое вооружение, для уничтожения базы,  на себе принесли почти тонну взрывчатки.
Описание боев в ущелье Луркох в 1981 году есть в интернете, а вот про операцию в 83 год, ничего не нашел, вот только одно фото - боец 3 рдр из этой операции: "В Луркох. Впереди бой", 1983 (?), фото из личного собрания Виктора Вовк (5-й гв. мсд, 650 разведбат 3рдр, в/ч пп 83260 "Б", 82-84, Шиндандт), Украина.

В феврале 83 года части дивизии заняли свои позиции у входа в ущелье, офицеры батальона ушли в штаб для получении задания, наша 1-я рота были построена, командир довел задание-«Захватить ущелье, доставить взрывчатку до основной базы душман и уничтожить ее». Рано утром мы построились, проверили снаряжение. Рюкзаки у нас были большие, армейские, наполовину наполненные взрывчаткой, сверху боеприпасы, сухпай, ночные бинокли. Ни касок, ни бронежилетов мы не использовали, отчасти это была бравада, а с другой стороны по горам особо в таком снаряжении не побегаешь. Командиры не настаивали, лучше взять больше боеприпасов, они реально выручат в трудную минуту, да и шум лишний нам был ни к чему.
На броне БМП, наша группа численностью около 40 человек, кроме бойцов нашего батальона с нами были саперы, арт. корректировщики, подъехала к разминированному проходу в минном поле и вдали увидели группу людей, идущих в глубь ущелья, связались со штабом, наших там нет- ответили, БМП-2 открыли огонь, а мы тем временем цепочкой пошли по проходу. Где то на середине минного поля, впереди идущие обнаружили что проход снова заминирован, но мины поставлены в спешке, были небрежно замаскированы, вот оказывается что делали  душманы. Начался обстрел, пока из за большого расстояния не прицельный, но чем ближе подходили к ущелью, тем точнее ложились пули и поэтому наш отряд после прохождения минного поля свернул с тропы и по каменному руслу, делая большой крюк пошли в ущелье.
По мере приближения ко входу, обстрел усиливался, периодически останавливались и вели ответный огонь, поразить цель из автомата, в таких условиях было трудно, но это облегчало работу снайперов, мы отвлекали на себя внимание стрелков. Ребята из десантуры, которые на следующий день штурмовали хребты ущелья, рассказывали что душманы вели огонь из выдолбленных в скале пещер, через маленькую бойницу, там у них был большой запас воды, продовольствия и боеприпасов. Толстые каменные стены надежно защищали их от снарядов и обстрелов.
Поэтому после артобстрелов интенсивность огня не снижалась, как не пытались арт. корректировщики точнее направлять снаряды, но трудно скалу пробить. Во время очередного обстрела, мы залегли на дне пересохшего русла, я укрылся за большим валуном, он надежно защищал от пуль и ответный огонь вести было удобно. Артиллеристская  канонада, действовала успокаивающе, но внезапно почувствовал какой то испепеляющий взгляд на затылок, сделал полуоборот и там где доли секунды назад была мой голова, в валун вонзилась пуля. Осколки камня посекли лицо, сукровица потекла по глазам, я с испугу, думал глаз вытек, плеснул в глаза чуть ли не полфляжки воды, проморгался и успокоился, все было как в тумане, но глаза на месте были. Ребята открыли огонь, на выстрелы прибежал офицер, объяснили ситуацию, позади было несколько высоток, откуда могли вести огонь, видимо душманы не думали что мы пойдем таким путем и начали стягивать туда силы.
Подошли к входу в ущелье, замполит с офицером ловко увертываясь от пуль пошли на разведку. Замполит, худой, в очках, фамилии уже не помню, вел себя смело, пулям не кланялся, мы шутили насчет этого, мол худой, попробуй в такого попади. Под прикрытием нашего огня, они короткими перебежками, зашли в ущелье и мы уже подготовились к броску, но тут по ним открыл огонь ДШК. Поспешили душманы, еще бы немного прошли, то шансов у нас бы было мало, а тут офицеры быстро вышли из сектора обстрела ДШК.
Наш связист, он весной должен был уйти на дембель, но ему за какие то провинности, пообещали что он последний на дембель уйдет и видимо поэтому, связист вел себя храбро не только в бою, но и по отношению к вышестоящему начальству.
-Первая разведывательная бронекопытная рота прошла минное поле,
В ответ на вопрос из штаба- Почему медленно продвигаетесь? Он отвечал-
-Обложили душманы огнем, головы поднять не можем.
-Вы двигайтесь вперед, а мы будем засекать огневые точки и уничтожать.
-А вы к нам присоединяйтесь, отсюда лучше видно откуда стреляют.
-Дайте своего командира.
-Он отстреливается от душман и просил не беспокоить.
Так вот в очередной раз начальник операции ( начальник разведки дивизии? так думали мы, если это не так пусть уж он меня простит) затребовал командира (кап. Онищенко, могу перепутать, в другой подобной операции с нами был комбат Воробьев, он увесистый мужчина ловко прыгал по горному рельефу, точно помню в этой операции нашего взводного ст. лейт. Войтко, ст. лейт. Кожемякина). Командир рассказал про сложившуюся ситуацию, впереди ДШК, сверху снайперы, в тылу душманы по пятам идут, мол если зайдем в ущелье, нас всех перебьют, разрешите действовать по обстановке. Как раз офицеры на данный момент обсуждали несколько вариантов с минимальными потерями выполнить задание. На что нам сказали выполнять приказ. «Там засада, стоит нам войти в ущелье, мышеловка захлопнется, я там всю роту потеряю»- вновь повторил наш командир. Но нам приказали продолжить операцию по заданному плану. Командир, сказал взять с собой лишь оружие и боеприпасы, вещмешки со взрывчаткой оставил часть бойцов охранять, мы уже собрались к штурму, но по рации сказали отбой, приказали возвращаться, выслали за нами БМП. Они быстро приехали, по команде мы дружно бросились в распахнутые люки, вслед нам душманы открыли запоздалый огонь, но мы уже ехали на место стоянки. По прибытию, командиры ушли в штаб, мы почистили оружие, поужинали, пополнили боекомплект, на подковырки ребят из других частей сил не было даже отвечать. Пришли злые командиры, по всему видимо получили по полной, за невыполненное задание.
 Я вот не могу и сейчас понять, кто план этой операции готовил, даже нам курсантам, в учебке вдалбывали в голову, кто овладел господствующей высотой, тот и контролирует ситуацию, продвижение по дну ущелья, без прикрытие сверху – самоубийство. Сколько солдат и офицеров погибло, из за того что им было приказано под угрозой трибунала, идти по ущелью без прикрытия сверху. Да и 30 груженых взрывчаткой солдат с саперами и арт корректировщиками, разве могли уничтожить хорошо охраняемую базу?! 

  Ночью мы проснулись от оружейной канонады, пехота, десантура, спецназ,2 РР и 3 РДР нашего батальона и другие подразделения начали штурм ущелья, на рассвете нас построили и командир огласил новое задание, ущелье захвачено и наша группа должна была доставить взрывчатку вглубь ущелья для подрыва базы, но судя по только усиливающейся перестрелке, до захвата ущелья было еще далеко.
-Нас за вчерашнее наказали и решили использовать вместо грузовых ишаков - спросил кто то из ребят.
-Нет, мы должны выполнить наше задание - ответил командир.
Взяли с собой только автоматы, боеприпасы, фляжка с водой и большие, тяжелые рюкзаки под самую завязку набитые взрывчаткой. На БМП наша группа, 30 бойцов груженые взрывчаткой и 10 солдат сопровождения, подъехали к ущелью, спешились и вошли в ущелье, где сразу же попали под огонь автомата. Из завала камней, нас дух поливал из ППШ, автоматные очереди подымали фонтаны из пыли и мелких камней под ногами. Кто то из сопровождения вскрикнул и упал, навстречу уже бежали солдаты стреляя на ходу через наши головы из автоматов и подствольников, другие подхватили раненого и понесли его до еще не уехавших БМП. Впереди доносилась несмолкающая канонада, приближаясь к месту стрельбы нас остановил офицер и охрипшим голосом и жестами объяснил, что дальше, десантура по верху ущелья не продвинулась, завязла в боях за вершины, нам надо следовать приказам бойцов которые будут показывать безопасные маршруты поддерживать огнём, пулеметные гнезда в основном уничтожили, но душманы верхушку ущелья еще удерживают.
И понеслось, по отмашке бойцов мы пробегали опасные участки, они тем временем прикрывали нас огнем. В одном месте нас накрыла наша артиллерия, мы вжались в отвесные скалы, к ногам падали отрикошеченные от скал еще горячие осколки снарядов, связались по рации, обстрел прекратили.
Мы бежим со взрывчаткой в глубь ущелья, навстречу нам движется другой поток, выносят раненых, убитых.
До базы уже близко, сказал командир, обломки вертолета, на котором сбили генерала Хахалова,  прошли, я сам вертолет не видел, а куски авиационной обшивки под ногами попадались.
Добежали до входа в базу, там горстка бойцов с офицером, пытались уничтожить ДШК.
-Подкрепление- оценил он нас взглядом,
-Да вроде того, взрывчатку куда закладывать. -ответил наш командир.
-Да пусть пока полежит здесь, а вы по вверху обойдите пулеметное гнездо.
Только мы от рюкзаков освободились, как услышали несколько гранатных взрывав, автоматная стрельба и загорелся оранжевый дым и кто то на русском кричит что бы не стреляли, махнул рукой. Один боец пошел в разведку и уже он замахал нам заносите. Спецназ оказывается зашел душманам в тыл и зачистил вход на базу.
Занесли взрывчатку в бункер, саперы остались минировать, нас отправили прикрывать вход, за все время нашей операции, не пришлось ни разу выстрелить, так что тут уж мы наверстали упущенное. Душманы начали подтягивать свежие силы, стрельба с каждой минутой только усиливалась, поступил приказ отходить. На выходе, зампотех роты постарался, подогнал прям ко входу в ущелье БМП, мы расселись, командиры проверили личный состав, по дороге к лагерю, услышали взрыв, я что то ожидал большего, а тут слегка тряханула, вроде и отъехали недалеко.
 В части командир роты кап. Онищенко, сказал нам что написал представление на награждение на нас, но видимо из за того, что в первый день не смогли захватить и уничтожить ущелье, из всего списка оставили, если не ошибаюсь снайпера разведчика, фамилии не помню, татарин по национальности, а утвердили ли в верхах и получил он награду не в курсе.
Кто дочитал до конца не судите строго, ведь прошло 37 лет, это взгляд из «окопа» простого солдата, про детали всей операции, знают только командиры

"В Луркох. Впереди бой", 1983 (?), фото из личного собрания Виктора Вовк (5-й гв. мсд, 650 разведбат 3рдр, в/ч пп 83260 "Б", 82-84, Шиндандт), Украина.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded